Художественные коллекции Н.Б. Юсупова

Интерес Н.Б. Юсупова к искусству стал результатом полученного им воспитания. Вероятно, еще при Б.Г. Юсупове, отце Николая Борисовича, в семью попали картины работавшего в России при императрице Елизавете Петровне итальянца Пьетро Антонио Ротари. Дальнейший интерес князя к искусству проявился во время учебы в Лейденском университете в Голландии, а затем во время его путешествия по Европе. Именно здесь он впервые познакомился со старинными библиотеками, частными собраниями картин и гравюр, приобрел первые редкие коллекционные книги, картины и рисунки. В Париже любознательный юноша с увлечением познавал художественную жизнь крупнейшего центра современного искусства и антикварной торговли. В 1776–1777 гг. там происходили распродажи крупных и широко известных собраний герцога де Сент-Эньяна, принца Конти. В эти же годы князь познакомился в Италии с молодым немецким пейзажистом Я.Ф. Хаккертом и заказал ему итальянские пейзажи. Это знакомство в дальнейшем переросло в долгую дружбу между известным коллекционером и знаменитым художником, ставшим советчиком и экспертом князя в вопросах искусства.

Результатом первого образовательного путешествия по Европе стали не только новые знания и впечатления, но и увлечение искусством, пробудившаяся страсть к собирательству, а также первая собственная коллекция, разместившаяся в Санкт-Петербурге. В описании этой коллекции встречались имена таких прославленных художников, как Рембрандт и Веласкес, хорошие копии с полотен Тициана и Доменикино. В коллекции князя встречались несколько копий с картин Корреджо.

Второе путешествие Н.Б.Юсупова в Европу в 1782 г. в качестве сопровождающего великого князя Павла Петровича и его супруги, также имело огромное значение для формирования коллекции князя. С дружеской помощью Я.Ф. Хаккерта Николай Борисович познакомился с Иоганном Фридрихом фон Рейфенштейном, человеком влиятельным в художественных кругах, представлявшим интересы русского двора в приобретении произведений искусства для императорского собрания. В это время князь также познакомился со знаменитой художницей Анжеликой Кауфман, с Помпео Батони, самым модным живописцем среди европейской знати, а также сделал несколько ценных приобретений для своей коллекции. Он посещал мастерские художников Г. Робера, К.Ж. Верне, Ж.Б. Греза, Ж.А. Гудона и заказывал им картины. Пополнять свою коллекцию Н.Б. Юсупов продолжал во время своего пребывания в Италии с 1784 по 1789 год в качестве чрезвычайного посланника при сардинском дворе в Турине. В это время в его собрании появились работы самых популярных в тот период живописцев: К.Ж. Верне, Я.Ф. Хаккерта, А.Кауфман, П. Батони, А. Марона. Ему принадлежала самая большая в России коллекция картин А. Кауфман. Его собрание в 1800 г. пополнилось работами итальянских мастеров XVI–XVII веков. Среди них - «Женский портрет» кисти Корреджо, а также ансамбль полотен Дж. Б. Тьеполо, куда входили знаменитые картины «Встреча Антония и Клеопатры» и «Пир Клеопатры». Юсуповская галерея по количеству и качеству представленных в ней произведений (более 400 полотен) была одной из первых в Петербурге. Он собирал живопись в многообразии школ и жанров, рисунок и гравюру, скульптуру античную и современную.

В 1806 году князь выехал в Париж для восстановления старых связей с художниками, знакомства с молодыми живописцами и пополнения своей коллекции. Тогда же он заказал картину первому живописцу императора Наполеона Луи Давиду – «Сафо и Фаон».

В 1790-е годы произошел стремительный взлет карьеры Н.Б Юсупова в России. С 1791 по 1792 г. он был назначен директором Императорских стекольного и фарфорового заводов, шпалерной мануфактуры в Петербурге. В это же время он возглавлял и Мануфактур-коллегию. Н.Б. Юсупова можно было бы назвать «министром искусств и художественной промышленности».

Интерес князя распространялся и на произведения прикладного искусства, выполненные иностранными и русскими мастерами конца XVIII – начала XIX вв. Фарфоровые изделия, главным образом западноевропейские, были особым предметом собирательства. В Архангельском сохранились ансамбли из китайских и японских фарфоровых ваз, украшавших парадные интерьеры.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


В Государственном музее-усадьбе «Архангельское» хранятся коллекции слепков с резных камней или гемм, изготовленные во второй половине XVIII – первой трети XIX веков. Рельефные оттиски из белой гипсовой и красной серной массы в картонной окантовке с позолоченным краем подобраны по хронологическому и тематическому признаку и размещены на выдвижных планшетах в футлярах, стилизованных под книжные фолианты. Общее число слепков насчитывает около 6000 предметов и включает в себя воспроизведения с античных резных камней, а также с гемм, созданных в XVIII веке, которые находятся в различных музеях и частных собраниях Европы и России.

Подобные систематизированные коллекции слепков с резных камней появились в XVIII веке и получили название «дактилиотека». В древности так обозначали «ларчик» или «шкатулку для хранения перстней» (в переводе с греческого Δακτυλιος -- «перстень» и θήκη -- «хранилище, ларец»). Это название было заимствовано древними римлянами у греков и закрепилось за появившимися в то время коллекциями драгоценных камней и гемм. Впоследствии название распространилось также и на собрание слепков с резных камней. Коллекции слепков были снабжены специальными каталогами, в которых в соответствии с научными знаниями того времени более или менее подробно описывались геммы и давалась дополнительная информация о представленных на них темах и сюжетах. «Дактилиотеки» приобретали университеты и другие учебные заведения, а также частные коллекционеры. Они служили прекрасным энциклопедическим пособием и уникальным наглядным материалом для изучения античности.

В собрании князя Н.Б. Юсупова - старшего также находились коллекции слепков с резных камней, которые хранились в усадебной библиотеке. Среди них «Дактилиотека» Филиппа Даниэля Липперта, переизданная в 1805 г. дрезденским мастером Готтлибом Беньямином Рабенштайном. Она включает в себя 3150 слепков, выполненных из белой гипсовой массы. Оттиски закреплены в определенной последовательности на плоских выдвижных планшетах, которые помещены в 3 деревянных футляра, сделанных в виде больших книг и обтянутых кожей с золотым тиснением. На корешках каждого футляра есть надпись золотыми буквами на немецком языке: «LIPPERTS / DACTYLIOTHEK / neu herausgegeben von / G.B. RABENSTEIN» («Дактилиотека Липперта новое издание Г.Б. Рабенштайна»).

Слепки из красной серы также располагались на выдвижных планшетах в двух подобных футляра. На корешке одного из них надпись на французском языке: «EMPREINTES EN / SOUFRE DE PIERRES / GRAVEES / ANC. ET MOD.» («Оттиски в сере резных камней античных и современных»). На корешке другого: «COLLECTION / D`EMPREINTES / DE PIERRES / GRAVEES» («Коллекция оттисков резных камней»). Коллекции слепков в красной сере сохранилась не полностью. Общее число оттисков составляет в настоящее время около 2800 единиц. Самой многочисленной из них является «Кабинет слепков» (сохранилось около 1180 предметов), созданный в лондонской мастерской шотландского скульптора Джеймса Тасси. На оборотной стороне картонной окантовки каждого слепка имеются надписи на французском языке с описанием того, что на них изображено. В настоящее время слепки с резных камней из собрания Архангельского можно увидеть на различных выставках, посвящённых истории музея-усадьбы, её владельцам и коллекциям.