Каретных дел мастера. Возрождение уникальных коллекций

Реставратор не встречается с посетителем музея лицом к лицу, но благодаря плодам его труда воссоздается правдивая картина истории и культуры

Возрождение уникальных предметов из коллекций экипажей, сбруи и упряжи Музея-усадьбы «Архангельское» состоялось благодаря мастерству высококвалифицированных специалистов-реставраторов, которые тщательно исследовали уникальные экспонаты, раскрывали тайны старых мастеров, подбирали материалы и технологии, аналогичные тем, что использовались в XVIII–XIX столетиях.

Скрупулезная работа заняла несколько лет, и невозможно подробно рассказать обо всех ее этапах. Однако дадим слово самим реставраторам.

Козьмин Александр Алексеевич, художник-реставратор, искусствовед, руководитель мастерской реставрации.

«Для многих людей слово „карета“ ассоциируется с формами экипажей XVIII столетия. Пожалуй, именно „галантный век“ явился временем создания классических образцов экипажей.

Работа реставратора подобна ювелирному искусству, но очень важно провести еще и специальный комплекс предварительных исследований: физико-химических, исторических, искусствоведческих, а также и методологически правильно организовать процесс. В этом смысле реставрация родственна врачебной практике—сначала мы должны поставить правильный „диагноз“, а затем приступить к работе».

Ануфриева Наталья Васильевна, художник-реставратор по коже и ткани.

«Все начинается с составления плана реставрационных работ, а именно: последовательность операций определяется строго индивидуально для различных деталей предмета. Материалы для работ используются опробованные в реставрационной практике и прошедшие проверку временем. Главный принцип реставрации: не навреди».

Козьмин А.А.

«Некоторые думают, что реставрировать просто: купил краску, подновил и перекрасил… Но это на уровне обыкновенного ремонта, а в нашем случае все намного сложнее. Мы относимся к каретам как к произведению искусства, а работа становится сложной не сама по себе—важно, как ты к ней относишься».

Синельников Дмитрий Сергеевич, художник-реставратор по золоченой и полихромной резьбе.

«Прежде чем приступить к реставрации, необходимо определить, из какой древесины сделаны те или иные детали, сколько слоев краски использовали в прошлом и каков химический состав этих красок. Кроме того, выяснить, является ли нижний пласт самым ценным, а для этого требуются узкоспециализированные знания и глубокое погружение в историю реставрируемого предмета.

Все реставрационные процессы должны быть обратимы, чтобы в любой момент при ошибке реставратора можно было сделать шаг назад. Важно не создавать фальсификацию и мистификацию, не делать произведение таким, как будто оно только что вышло из-под руки мастера.

В музее постоянно работает Научно-реставрационный совет, которому реставраторы предоставляют данные. Все это четко фиксируется в протоколах, изучается, а затем принимается решение, в каком виде карету увидят наши посетители».

Бирюков Алексей Федорович, художник-реставратор по металлу.

«При реставрации деталей из бронзы с позолотой, например, для расчистки шляпок гвоздей, которые идут по периметру кареты, применялись деревянные стеки, изготовленные из твердых пород дерева, заточенные в соответствии с конфигурацией поверхности. Консервационное покрытие (шеллак), применяемое мастерами для сохранения блеска, убиралось с помощью этих деревянных стеков: аккуратное надавливание—и шеллак убирается, а под ним—сохранившаяся бледно-зеленоватого цвета позолота».

Синельников Д.С.

«Когда мы стали расчищать поворотный круг—а мы с него начали,—казалось, что в три года, которые по договору были выделены на реставрацию кареты, мы не впишемся. Вот, например, хотя бы эта розочка, что была под малиновой краской: вся вздута, краска и позолота отходили от основания, да еще в махрах ржавчины. При механической расчистке появилось золото. Это значило, что розочка будет другой. Поворотный круг был весь равномерно покрыт красной краской. И как позднее выяснилось, под краской—тотальное золочение».

Козьмин А.А.

«Кареты—это не только редкий вид транспорта прошлого, но и произведение искусства. Постепенно сложился коллектив мастеров, и опыт, накопленный нами, во многом уникален, поскольку на протяжении многих лет реставрация экипажей была и остается одним из основных видов нашей деятельности.

В нашей группе по реставрации карет в Архангельском работали замечательные специалисты, и сознание того, что с нашей помощью сохраняются редкие исторические памятники—не только приятно, но и значимо».

Ануфриева Н.В.

«В 2014 году в Музее-усадьбе „Архангельское“ началась научная реставрация дорожной кареты—дормеза. При демонтаже в салоне кареты были обнаружены: подлинная обивка потолка светло-бежевого цвета, в левом верхнем углу, над сидением—портрет мужчины, выполненный карандашом, на боковых стенках—спрятанные кнопки, нажатием которых открываются потайные дверцы с двух сторон сидения.

Двери, спинка и подлокотники сидения для слуг были также обиты поновительской тканью. Эта „поновительская“ реставрация была осуществлена на Киностудии имени Горького в 1964 году, когда дормез был взят из Музея-усадьбы „Архангельское“ на съемки фильма „Обыкновенное чудо“.

При научной реставрации утраченные детали были восполнены по аналогии с сохранившимися, красочные покрытия очищены от глубоких загрязнений по всей поверхности кареты, укреплены отставания красочного слоя и удалены его поновления, устранена деформация кожи, восполнены утраченные фрагменты и детали на коже, дереве и ткани; очищен от коррозии металл».

Воронин Илья Васильевич, художник-реставратор по резному золоченому дереву.

«Разобраться в реставрируемом памятнике можно, только рассматривая его на фоне исторических событий, стилистических и технологических особенностей изготовления. Но полную картину получаешь, когда „пропускаешь“ предмет через свои руки, понимая образ мысли автора, последовательность работы и ту историю, которую пришлось пережить этому творению.

Так, например карета мастера Иоганна Конрада Букендаля, сохраняя в целом свой облик, неоднократно поновлялась. После удаления поздних слоев обнаружилось, что стан кареты был вызолочен полностью, а затем на фоновых поверхностях, подчеркивающих пластику формы, нанесен красочный слой красного цвета. Традиционно же золотились только отдельные декоративные элементы, поэтому еще нельзя сказать с полной уверенностью, задумывалась ли карета полностью золотой или уже после изготовления автор решил нанести цветную разделку. Есть еще одно предположение, которое тоже имеет основание: возможно, золочение выполнено в качестве подложки под цветной лак.

Вообще, работая с экспонатами разных исторических периодов и мастеров, крайне любопытно наблюдать развитие технической мысли в совокупности с эстетикой соответствующей эпохи».

Реставрация кареты И.М. Юсуповой

Реставрация кареты князя