13 Марта

Габриэль Франсуа Дуайен «Триумф Клавдия»

Николай Борисович Юсупов (1751‒1831) начал приобретать картины западноевропейских художников уже в 1770‒е годы. Во Франции князь бывал многократно. Так, во время своего "большого путешествия" 1774‒1777 годов (обязательной для европейских аристократов ознакомительной поездки по Европе) Юсупов, наряду с Голландией, Англией, Испанией и Италией, посетил и Францию (осенью 1776). В 1781‒1782 годах Юсупов сопровождал в поездке по Европе будущего наследника престола великого князя Павла Петровича с супругой, путешествовавших под псевдонимами графа и графини Северных. В Париже они провели май‒июнь 1782 года и посетили мастерские ряда известных французских художников.

Как коллекционер, Николай Борисович был поклонником французской живописи XVIII века и приобретал картины исторического жанра, исполненные в "большой манере" (grande manière).

Особое место в княжеском собрании занимает картина французского живописца, мастера исторического, религиозного и портретного жанров Габриэля Франсуа Дуайена (1720‒1806) "Триумф Клавдия", размещенная в Парадной столовой Большого Дома в Архангельском. Ее сюжет относится к 143 г. д. н.э., когда консул Аппий Клавдий Пульхр решил самостоятельно организовать свой триумф, после того как римский сенат отказал ему в этой чести. Согласно сообщению римского писателя Светония, сестра Аппия, весталка Клавдия, пользуясь своей неприкосновенностью, «взошла к нему на колесницу и сопровождала его до самого Капитолия», чтобы никто не смог сорвать шествия. Стоит заметить, что победителем карфагенян был не упомянутый Аппий Клавдий Пульхр, а его полный тезка и родственник (даже, возможно, дед), который небезуспешно противостоял карфагенскому полководцу Ганнибалу во Второй Пунической войне (221 –207 гг. до н.э.) и принудил к сдаче италийский город Капую, выступивший против римлян.

Картина была написана Дуайеном в 1770 году, в коллекцию Н.Б. Юсупова попала значительно позже ‒ в 1809 году.

Сохранились архивные данные о печальных событиях 1812 года для Архангельского, где стоял французский полк. После отступления французов крестьяне Архангельского и соседних деревень разгромили усадьбу. Крепостной архитектор В.Я. Стрижаков составил отчет о состоянии имения после бунта, в котором сообщал: "Большие самые картины изорваны, однакож с милостию не много; у одной которая в столовой угол оторван на аршин, те две местах в трех или четырех истыканы и местами изорваны, однакож не так как прочия, которые валяются по полу маленькими кусочками, измятые и изорванные; а иные употреблены в дело, воронковские бабы в котлах отпаривали краску и шили мешки, словом сказать, что жалко смотреть, как они везде растасканы по кускам и ни одной нет, кроме вышеупомянутых".

Внимательный глаз сегодняшнего посетителя легко увидит вставки в местах утрат на нижних углах, особенно на правом. После 1854 года полотно было перевезено во Дворец Юсуповых на Мойке в Петербург и только в 1924 году вернулось на свое историческое место в Парадной столовой Большого Дома.